Марк Твен

Этика состоит из политической этики, коммерческой этики, церковной этики, и этики.
Я никогда не позволял, чтобы мои школьные занятия мешали моему образованию.
Если это чудо, то достаточно будет свидетеля, если же это факт — необходимы неопровержимые доказательства.
Пожалуйста, принесите мне что-нибудь почитать. Хотя бы почтовую марку.
Никогда не следует поступать дурно при свидетелях.
Мои родители были бедными — в меру, и честными — тоже в меру.
Красивейшие женщины, которых мы повстречали во Франции, родились и воспитались в Америке.
Нет меры тщеславия, есть лишь мера умения скрывать его.
Зарок воздержания не может сделать плохое виски хорошим, но может улучшить его вкус.
Перейдя на трезвый образ жизни, вдруг замечаешь, что в стельку пьян от запаха водочной пробки.
Он был из тех колдунов, которые сами верят в свое колдовство, а колдун, одержимый таким суеверием, никогда не добьется успеха.
Если в спешке строишь вселенную или дом, то почти наверняка потом заметишь, что забыл сделать мель или чулан для щеток.
Человек способен примириться с любой несправедливостью, если он при ней родился и вырос.
Правила поведения при собачьей драке: пусть ваше тайное сочувствие будет на стороне слабой — это великодушие, но ставьте на более сильную — это ваш бизнес.
Живи я при начале мира, я бы сперва послушал, что соседи говорят об убийстве Авеля, прежде чем громко осудить Каина.
Нечистая совесть — это волос во рту.
Разница между правильным и почти правильным словом такая же, как между молнией и мерцанием светлячка.
Тысячи гениев живут и умирают безвестными — либо не узнанными другими, либо не узнанными самими собой.
Не рассказывайте историй о пойманной вами рыбе там, где вас знают, а особенно — там, где знают эту рыбу.
Человек — религиозное животное; единственное животное, которое любит ближнего своего, как самого себя, и перерезает ему глотку, если расходится с ним в богословских вопросах.
Человек есть единственное животное, обладающее истинной религией — несколькими истинными религиями.
Чтобы быть счастливым, надо жить в своем собственном раю! Неужели вы думали, что один и тот же рай может удовлетворить всех людей без исключения?
Всякая параллель уверена, что могла бы стать экватором, если б ее не ущемляли в правах.
Вид пьяного непременно приводит на ум еще какую-нибудь историю с пьяным.
Путешествия потеряли для меня всякий смысл. Я видел все страны, какие хотел, кроме рая и ада, причем одно из этих мест не вызывает у меня особого любопытства.
Только осел способен сделать вам комплимент и сразу же обратиться с какой-нибудь просьбой. Хотя ослов вообще много.
Если рыжий занимает достаточно высокое положение в свете, его волосы называют золотисто-каштановыми.
Принципы не играют большой роли, разве что во время выборов. После выборов их можно развесить на веревке, чтобы они как следует проветрились и просушились.
Быть ему президентом, если его до той поры не повесят.
Он мог предсказывать войны и голод; впрочем, это было нетрудно: всегда где-нибудь да воюют и почти всегда где-нибудь голодают.
Для поцелуя нужны обе руки.
Меня хвалили великое множество раз, и я всегда смущался; я каждый раз чувствовал, что можно было сказать больше.
«Вы поете?» — «Те, кто меня слышал, говорит, что нет».
Нужно встать на голову, чтобы получить максимальное наслаждение от захода солнца, и нужно заключить пейзаж в толстую массивную раму, чтобы извлечь всю его красоту.
Когда бритва отслужит свой срок и больше не поддается точке, парикмахер откладывает ее на несколько недель, и она самозатачивается. Мы бережем неодушевленные предметы, а о себе не заботимся. Какими силачами, какими мыслителями стали бы мы, если бы только время от времени укладывались на полку и самозатачивались.
Острота — это неожиданное бракосочетание двух идей, которые до свадьбы даже не были знакомы.
На каждые пятьдесят человек, посещающих у нас оперу, один, быть может, любит ее уже и сейчас; из прочих сорока девяти большинство, как мне кажется, ходит в оперу затем, чтобы научиться ее любить.
Нельсон испугался бы десяти тысяч блох, но одна блоха не испугалась бы десяти тысяч Нельсонов.
Меня наградили орденом Почетного легиона. Впрочем, этого отличия мало кому удалось избежать.
СОВЕТ СТАРОГО МОРМОНА: Друг мой, примите совет старика, не обременяйте себя большой семьей. Только в маленькой семье, в тесном домашнем кругу вы найдете уют и тот душевный покой, который есть лучшее и наивысшее благо из всех уготованных нам в этом мире. Поверьте мне, десять — от силы двенадцать — жен предостаточно для вас, не переступайте этой границы.
Неплохо узнать прогноз погоды, прежде чем начинать молиться о дожде.
Мир ничем тебе не обязан. Он был здесь раньше, чем ты.
Вообще-то я против миллионеров, но если бы мне предложили им стать...
Сбылась ли когда-нибудь хоть одна мальчишеская мечта? Сомневаюсь. Взгляните на Брандера Маттьюза. Он хотел стать ковбоем. И кто он сегодня? Всего лишь университетский профессор. Станет ли он когда-нибудь ковбоем? В высшей степени маловероятно.
Никогда не лги, разве что для практики.
Уверен ли я, что люблю какие-то определенные сигары? Ну конечно, абсолютно уверен — если только кто-нибудь не надует меня и не наклеит мою марку на какую-нибудь дрянь, — ведь я, как и все, отличаю мои сигары по марке, а вовсе не по вкусу.
Если в раю запрещено курить, я туда не хочу.
Человек не должен критиковать других на той почве, на которой он сам не может стоять перпендикулярно.
Эмблемой критики должна быть кукушка; она подбрасывает свои яйца в чужие гнезда, потому что иначе не сможет их высидеть.
Из всех созданий Божьих только одно нельзя силой принудить к повиновению — кошку. Если бы можно было скрестить человека с кошкой, это улучшило бы людскую породу, но повредило бы кошачьей.
Из меня мог бы вырасти весьма способный карманный воришка, прослужи я на государственной службе год или два.
Государственный служащий: лицо, выбираемое народом, чтобы распределять взятки.
Я могу два месяца питаться одним хорошим комплиментом.
Только осел способен сделать вам комплимент и сразу же обратиться с какой-нибудь просьбой. Хотя ослов вообще много.
Никто не мог бы жить с человеком, постоянно говорящим правду; слава богу, ни одному из нас эта опасность не угрожает.
Когда не знаешь, что сказать, говори правду.
В Индии два миллиона богов, и все они почитаются. По части религии все остальные страны — нищие, и только Индия — миллионер.
Человек, не способный обмануть самого себя, едва ли сможет обмануть других.
Я когда-то работал на золотых приисках и знаю все о добыче золота, кроме лишь одного: как заработать там деньги.
Звезды не так близки друг к другу, как кажется.
Закон труда крайне несправедлив, но уж таким он создан и изменить его невозможно: чем больше радости получает труженик трудясь, тем больше денег ему платят за труд.
Я настолько счастлив, что не могу без боли вспоминать о бессмысленно потерянных тридцати годах своей жизни. Если б мне пришлось пройти жизнь сначала, я бы женился сразу, не ожидая, пока у меня прорежутся зубы или когда я научусь бить посуду. (после женитьбы на Оливии Лэнгдон)
Это был премилый дом, со всеми современными неудобствами.
Будь добродетелен, и ты будешь одиноким.
Юмор приводит в действие механизм мысли.
Всякая параллель уверена, что могла бы стать экватором, если б ее не ущемляли в правах.
Мыльный пузырь — самое красивое и самое совершенное, что существует в природе.
Достаточно одного ребенка, чтобы заполнить весь дом и двор.
Не может страна с неизменным климатом быть особенно красивой. Тропики не красивы, несмотря на романтический колорит, которым их окружают. Их однообразие скоро приедается. Но страна, в которой существуют четыре резко разграниченных времени года, всегда прекрасна и никогда не прискучит. Истинный любитель природы приветствует каждое время года как самое прекрасное.
Он начал медицинскую практику год назад и имел двух пациентов — или, пожалуй, трех; да, трех: я был на их похоронах.
Когда я был помоложе, я помнил все — и то, что было, и то, чего не было. Теперь я старею и скоро стану вспоминать лишь последнее.
Хорошее воспитание — это умение скрыть, что вы очень высокого мнения о себе и очень невысокого о своем собеседнике.
Досадно, что из сорванцов вырастают порядочные и полезные для общества люди нисколько не реже, чем из послушных детей.
Нельзя полагаться на собственные глаза, если воображение не в фокусе.
Мы жили бы несравненно более счастливо, если б могли рождаться восьмидесятилетними и постепенно приближаться к восемнадцати годам.
В религии и политике верования и убеждения почти всегда берутся из вторых рук и без проверки.
Купите велосипед — вы не пожалеете об этом, если останетесь живы.
Государственный служащий: лицо, выбираемое народом, чтобы распределять взятки.
Если Бог таков, как полагают, он должен быть несчастнее всех во вселенной. Он наблюдает ежечасно мириады созданных им существ, испытывающих неисчислимые страдания. Он знает также о страданиях, какие им еще предстоит перенести. Можно о нем сказать: «Несчастен, как Бог».