про Бога

Если безумно не верить в Бога, то еще безумнее верить в Него наполовину.
Возможно, наша роль на этой планете не в том, чтобы почитать Бога, а в том, чтобы создать его. И тогда наша работа будет сделана, и настанет время игры.
Если когда и был Бог, то люди давно довели его до самоубийства.
Бог умер. Бог должен умереть, потому что человек не может выдержать такого свидетеля.
Окончательное доказательство всемогущества Бога заключается в том, что ему не нужно существовать, чтобы спасти нас.
Бога нет, но жить надо так, словно он есть.
Слава Богу, что Бога нет.
Одни говорят, что Бог есть, другие — что Бога нет. Вероятно, истина лежит где-то посередине.
Если Бог есть, то все дозволено — во имя Бога.
Единственное оправдание для Бога состоит в том, что он не существует.
Все может быть — даже Бог.
Бог есть; но сказать «я верю в Бога» — это уже богохульство.
Бог, конечно, не нуждается в существовании; скорее существование нуждается в Боге.
Бог, который позволил бы нам удостовериться в своем существовании, был бы не Богом, а идолом.
Доказывать Бога — кощунство; отрицать его — безумие.
Бог вездесущ. Не потому ли его так трудно найти?
Любовь к Богу встречается чаше, чем любовь к людям, потому что она дешевле обходится.
Любовь к Богу не терпит ненависти к человеку.
Нет ничего нудней, чем быть предметом поклонения. И как только Бог это выдерживает.
Религия содержит в себе бесконечную печаль. Если мы должны любить Бога, значит, он нуждается в помощи.
Любовь к Богу и есть познание Бога.
Причина любви к Богу — сам Бог; ее мера — любить без меры.
Когда нет ничего святого, то и человек может стать богом.
Бог? Это тот великий безумец, который все еще верит в людей.
Образ Божий — муже-дева, а не женщина и не мужчина.
Будьте уверены, ваш Бог имеет ваш цвет кожи.
Ты приписываешь Богу любовь, потому что любишь сам.
Каждый создает Бога по образу своего отца.
Бог создал человека по своему образу и подобию, а человек отплатил ему тем же.
Для того чтобы Бога познать, надо быть им самим.
Мы с Господом Богом кланяемся, но бесед не ведем.
Мало у кого душа настолько тиха, чтобы услышать, что говорит Бог.
Бог не будет говорить с нами лицом к лицу до тех пор, пока у нас не будет лица.
Многие хотели бы помочь Богу, но только в качестве консультантов.
Бог видит все, но в свидетели не пойдет.
Не торгуйся с Богом.
Господь доставляет пропитание всякой птице небесной, но не прямо в гнездо.
Бог думает о нас. Но он не думает за нас.
Иные смотрят на Бога как на адвоката и зовут его лишь тогда, когда у них неприятности.
Страх Божий — это не страх Бога, но страх потерять Его.
Всё в руках Всевышнего, кроме страха перед Всевышним.
Мы верим, что Господь на нашей стороне. Но гораздо важнее знать, что мы на стороне Господа.
Замысел Провидения пишется еврейским письмом — от конца к началу.
Бог не посвящает нас в свои планы, потому что мы бы все равно не поверили.
Ни один настоящий христианин не может поверить, что Господь намеренно и беспричинно вредит ему. Он полагает, что, будь он таким, как Бог, он был бы более совершенным Богом.
Бог, который прощает все, был бы несправедливым Богом.
Человек несет ответственность за Бога.
Праведный Бог — благороднейшее создание человека.
Праведный человек — благороднейшее творение рога.
Бог пишет кривыми линиями прямо.
И Бог не без греха — Он создал мир.
Бог находится в ребенке, проливающем слезинку, а не в миропорядке, которым оправдывают эту слезинку.
Если Бог таков, как полагают, он должен быть несчастнее всех во вселенной. Он наблюдает ежечасно мириады созданных им существ, испытывающих неисчислимые страдания. Он знает также о страданиях, какие им еще предстоит перенести. Можно о нем сказать: «Несчастен, как Бог».
Творец возникает вместе с творением. Бог возникает вместе с человеком.
Бог не мыслит; Он творит.
Было бы ошибкой считать, что Бог занят исключительно или хотя бы преимущественно религией.
Тот, кто верит в Бога, не должен говорить «Я верю в Бога», но «Бог верит в меня».
Один человек вместе с Богом составляет большинство.
Живи с людьми так, будто на тебя смотрит бог, говори с богом так, будто тебя слушают люди.
Глаза, которыми я вижу Бога, те же самые, которыми меня видит Бог.
Бог к нам близок, но мы далеки. Бог внутри, но мы снаружи.
Бог — истина для сердца, гипотеза для разума.